А.А.Леонтьев, Л.А.Леонтьев

Способы представления знаний

и их компьютерное моделирование

    1. Развитие психики человека в онтогенезе представляет собой процесс взаимодействия двух способов (моделей) представления знаний. Это семантический (системный) способ, который в принципе может выступать также в виде логической модели или модели правил, и фреймовый (динамическо-ситуативный, событийный, сценарный) способ (Представление и использование знаний, 1989). Применительно к структуре психологических процессов здесь существенен вывод Б.М.Величковского, что .семантическая информация может храниться в памяти в форме вложенных друг в друга пространственных и семантических контекстов. Благодаря такой форме организации, очевидно, обеспечивается колоссальная плотность .упаковки. сведений. Кроме того, эта форма представления может демонстрировать в зависимости от ситуации как эффекты иерархической организации, характерные для семантических сетей, так и классические эффекты ассоциативной близости и контраста, наиболее легко трактуемых в рамках пространственных моделей семантической памяти. (Величковский, 1987, с.27). Имеются в виду именно фреймы (схемы сцен) и скрипты или сценарии (схемы событий). Величковский вводит в этой связи понятие о .квазипространственном представлении ситуации.. Аналогичную идею .спасиализации., т.е. трансформации ментальных сущностей в форму пространственных репрезентаций, много раньше высказывал известный франко-канадский лингвист Гюстав Гийом (Гийом, 1990).

Применительно к психолингвистике (и, более широко, к языку вообще) наиболее интересной представляется концепция В.Я.Шабеса (Шабес, 1989, 1992). Опираясь на модель Р.Шенка и Р.Абельсона (Schank & Abelson, 1977 и др.), в частности, на понятие сцены (.структура памяти, объединяющая действия, протекающие в одно и то же время с некоторой единой целью. Сцена дает последовательность обобщенных действий. - Schank,1982,c.95) и введенное Шенком понятие динамической памяти, а также на прототипическую теорию Э.Рош-Хайдер (Rosch, 1978), Шабес в своей концепции стремится преодолеть дискретный и статичный характер существующих моделей, вводя понятие репрезентаций процессуального типа. С другой стороны, семантический способ репрезентации топологичен по Н.А.Бернштейну, а фреймовый, кроме того, метричен (Бернштейн, 1966). Метричность фреймового способа репрезентации требует использовать при его описании теорию нечетких множеств Л.Заде.

    1. Еще в 1988 г. лингвист В.Б.Касевич отмечал: .На разных уровнях речевой деятельности языковые... сущности имеют двойное представительство: как целостные гештальты... . в субдоминантном полушарии и как расчлененные, структурно организованные, с поэлементным строением . в доминантном. (Касевич, 1988, с.240). Современные исследования взаимодействия функций доминантного по языку (в норме левого) и субдоминантного (в норме правого) полушарий (Иванов, 1983; Деглин и др., 1983; Балонов и др., 1985; Нейропсихологический анализ..., 1986; Брагина и Доброхотова, 1988; Черниговская, 1993; Данилова, 1988 и др.) приводят к выводу, что правополушарные функции соотнесены с фреймовым способом репрезентации, а левополушарные, соответственно, с сетевым. В частности, .речь детей на ранних этапах формирования и фонетически, и грамматически, и по содержанию поразительно напоминает высказывания правого полушария. (Деглин и др., 1983, с.40): иначе говоря, ребенок начинает с фреймовой (ситуативной) репрезентации и лишь затем подключается сетевая (системная) репрезентация. Кроме того, речевые функции правого полушария имеют общие черты с глубинными структурами высказываний (там же,с.39), принципиально ситуативными. Чрезвычайно интересно было бы систематически исследовать под этим углом зрения ситуативно связанную жестово-мимическую речь глухонемых детей.
    2. Образующим элементом при фреймовой репрезентации является предметное значение, которое может быть как конкретным, так и абстрактным (обобщенным). Понятие предметного значения как .правополушарного. (иконического) эквивалента вербального значения связано с психологическими идеями, с 20-х гг. ХХ века развивавшихся Д.Н.Узнадзе, Л.С.Выготским, С.Л.Рубинштейном, А.Н.Леонтьевым и др. Так, именно предметное значение (значение, существующее на субстрате образа восприятия, образа памяти или воображения) является строительным элементом .образа мира. в известной концепции А.Н.Леонтьева.

В соответствии с позицией М.С.Шехтера (1959) можно выделить образы разного уровня обобщенности: первичные и вторичные. Соответственно не всякий образ обязательно должен быть конкретно-наглядным, эмпиричным и в этом смысле противопоставляться значению слова (вербальному значению) как теоретическому.

Развитие познания у ребенка . это не только и не столька смена .житейских. понятий .научными., сколько поэтапное формирование обоих видов или форм ментальной репрезентации в их единстве и взаимозависимости. Если подходить с позиций внешней формы выражения, то в индивидуальной истории психического развития преобладание опоры на чувственный образ предшествует преобладанию дискурсивного, теоретического рассуждения. Но если подходить с позиций внутреннего способа обобщения, то дело обстоит значительно сложнее. Даже если образ есть продукт оперирования конкретно-чувственными объектами на эмпирическом уровне, такое эмпирическое обобщение может быть более совершенным, чем так называемое содержательное (теоретическое) обобщение. Так, едва ли при восприятии квазиобъекта искусства (Леонтьев, 1997, с.326 и сл.) соответствующее . явно эмпирическое, а не теоретическое . обобщение генетически и функционально предшествует и уступает содержательному (теоретическому) обобщению. С другой стороны, образ может, как и слово, отражать основополагающие, системообразующие внутренние отношения и связи предметов и тем самым выходить за пределы содержания обобщенных чувственных представлений в сферу подлинных абстракций (понятийную сферу).

    1. Структура внутрифреймовых отношений даже при высокой степени их обобщенности качественно отлична от структуры отношений в семантической сети. Применительно к вербальному ассоциативному эксперименту, например, отношения системного типа отражены в так называемых парадигматических ассоциациях (сильный . слабый). Однако к тому же классу парадигматических ассоциаций относятся ассоциации .по смежности. вроде пол-потолок, небо-земля, строящиеся по фреймовому типу. (Противопоставленные парадигматическим так называемые синтагматические ассоциации вроде маленький-мальчик, бежать-быстро, отображают обычно частотность совместной встречаемости или в предметной ситуации, или в тексте.) Классическая методика Выготского-Сахарова (отбрасывание лишней картинки) дает ярко выраженный фреймовый эффект у маленьких детей и бесспорный системный (сетевой) у взрослых, хотя Выготский, как известно, соотносит это различие с различными стадиями образования понятий.

Фреймовый подход при моделировании реальной психической деятельности хорошо укладывается в деятельностную концепцию современной психологии.

5. По-видимому, компьютерное моделирование фреймовых процессов требует синтеза алгоритмического подхода и подхода, реализуемого в нейронных сетях. Алгоритмический подход необходим для описания фрейма, в то время как .нейронный. подход , то есть моделирование нейронов мозга, необходим для моделирования внутрифреймовых связей . другими словами, для моделирования ассоциаций, которые (ассоциации) практически не поддаются алгоритмизации стандартными средствами. Однако и для этой цели классическая архитектура нейронных сетей недостаточна, так как ограничена моделированием физиологии (психофизиологии) нервных процессов, составляющей лишь нижний уровень организации психической деятельности. Реальное функционирование мозга предполагает учет при моделировании собственно психологических факторов, особенно необходимый при фреймовом подходе, соотнесенном с деятельностной парадигмой в психологии.

 

Литература

Балонов Л.Я., Деглин В.Л., Черниговская Т.В. Функциональная асимметрия мозга в организации речевой деятельности. // Сенсорные системы. Сенсорные процессы и асимметрия полушарий. Л.: Наука,1985. . С.99-115

Бернштейн Н.А. Очерки по физиологии движений и физиологии активности. М.: Медицина, 1966

Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. Изд.2. М.: Медицина, 1988

Величковский Б.М. Функциональная организация познавательных процессов. АДД по психологии. М.: 1987

Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. М.: Прогресс, 1990

Данилова Н.Н. Психофизиология. М.: Аспект Пресс, 1998.

Деглин В.Л., Балонов В.Я., Долинина И.Б. Язык и функциональная асимметрия мозга. // Текст и культура. Труды по знаковым системам ХУ1. Тарту: ТГУ,1983. . С.31-42

Иванов Вяч.Вс. Художественное творчество, функциональная асимметрия мозга и образные способности человека. // Текст и культура. Труды по знаковым системам ХУ11. Тарту: ТГУ, 1983. . С.3-14

Касевич В.Б. Семантика. Синтаксис. Морфология. М.: Наука, 1988

Леонтьев А.А. Формы существования значения. //Психолингвистические проблемы семантики. М.: Наука, 1983. . С.5-20

Леонтьев А.А. Психология общения. 2 изд. М.: Смысл, 1997

Представление и использование знаний/ Под ред. Х.Уэно, М.Исидзука. М.:Мир, 1987

Нейропсихологический анализ межполушарной асимметрии мозга. М.: Наука, 1986

Черниговская Т.В. Эволюция языковых и когнитивных функций: физиологические и нейролингвистические аспекты. АДД по биологии. СПб, 1993

Шабес В.Я. Событие и текст. М.: Высшая школа, 1989

Шабес В.Я. Речь и знание. СПб: Образование, 1992

Шехтер М.С. Об образных компонентах речевого мышления. // Доклады АПН РСФСР, 1959, ..2 и 3

Rosch E. Principles of Categorization. // Cognition and categorization/ Ed. E.Rosch & B.L.Lloid. Hillsdale: Lawrence Erlbaum Ass., 1978

Schank R.C. Dynamic Memory. Cambridge: CUP, 1982

Schank R.C. & Abelson R.P. Scripts, Plans, Goals, and Understanding: An Inquiry into Human Knowledge Structures. Hillsdale: Lawrence Erlbaum Ass., 1977

Сведения об авторах:

Леонтьев Алексей Алексеевич, доктор психологических и филологических наук, профессор факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, действительный член Российской академии образования.

Леонтьев Лев Алексеевич, студент факультета математики и информатики ГЕА им. Маймонида.

Адрес: 117313 Москва, Ленинский проспект 89-117.

Тел: (095) 132-4950

E-mail: leontiev@adel.telecom.nov.ru